vogu35.ru/?template=accessibility

Миссия ВоГУ

Совет по стратегическому развитию

domasheva 14Награждена орденом Отечественной войны II степени, медалями «3а победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг.», медалью «Виктория», юбилейными медалями. Почетный и нагрудный знак СКВВ (1985).

В 1946 г., после окончания курсов немецкого языка, была зачислена на факультет иностранных языков. После окончания института в 1950 г. работала на кафед­ре английского языка, затем английской филоло­гии, старшим преподавателем (1952), заведующей кафедрой английского языка (1955–1967), и.о. доцента кафедры английской филологии (1972–1977). Активно участвовала в общественной работе института и факультета. Медаль «За трудовое отличие» (1961). Отличник народного просвещения (1970). Ветеран труда (1977).

«Вероломное нападение на нашу страну фашистской Германии вызвало огромное возмущение советского народа. В Комитеты Красного Креста были поданы тысячи заявлений от трудящихся девушек и женщин с просьбой направить их на фронт, в санитарные дружины или на курсы медсестер.

Я в это время работала плановиком-статистом Вологодского городского отдела здравоохранения. Тоже подала заявление на курсы медсестер и в декабре 1941 г. без отрыва от производства окончила их. 6 января 1942 г. была мобилизована Вологодским горвоен­коматом. Сбор был назначен на платформе станции Вологда-I.

Заняли мы два пульмановских вагона. И повезли нас по напра­влению к Ленинграду. Доехали до Бабаева, затем до станции Хвой­ная. От Хвойной повезли на автобусах до Боровичей. Фронт был совсем близко, под Малой Вишерой. Прибыли в распоряжение одного из полевых эвакопунктов Волховского фронта. А в то время на этом направлении шли бои, и было большое скопление раненых.

Быстро сформировали санитарный поезд из 19 пульмановских вагонов. Выделили врача, меня назначили старшей сестрой и еще дали по сестре на каждый вагон. Погрузили в поезд около 1200 человек, большинство из них были тяжелоранеными. Многим из них была оказана первая помощь в полевом госпитале, а кому-то перевязка сделана на передовой – санинструктором. Поэтому я нагружала свою санитарную сумку перевязочным материалом и ползала по нарам, на месте делая перевязку. В штабной вагон не возвращалась до тех пор, пока не кончится перевязочный материал.

В антисептических условиях делала перевязки тем раненым, которым было уже невозможно лежать. И действительно, когда я разбинтовывала рану, там было много гнойного выделения, ползали черви и вши-плотицы. Сама я была похожа не на медицинскую сестру, а на трубочиста.

Санитарные поезда-теплушки ползли, как гусеницы. Фашисты узнали, что именно через узловую станцию Бологое идут поезда, и непрерывно бомбили ее. Подъезжая к этой станции, нам вдруг пришлось остановиться на перегоне. Оказалось, что до нас шел состав, который был разбомблен фашистами, в результате оста­лись 400 человек в живых "ходячих" раненых, которым удалось выскочить и укрыться. Мы их подобрали в свой поезд и поехали дальше.

Никто не знал, где остановится поезд и сколько времени он простоит. Когда поезд останавливался, сестры каждого вагона были обязаны запастись кипяченой водой и где-нибудь раздобыть дров. Сестрам помогали "ходячие" больные и раненые, если такие оказывались в вагоне. И вот, однажды, поезд остано­вился на крупной станции. Все отправились по делам. У меня кончился весь перевязочный материал, я ушла в штабной вагон, очень уставшая и грязная. С главным врачом поезда обсудили вопрос о получении медикаментов в Ярославле.

День был морозный, это было в конце января 1942 г., но солнце уже припекало не по-зимнему, старалось, видимо, хоть днем погреть нас. И вдруг забил колокол – сигнал отправления, и поезд тронулся. Очень медленно, набирая скорость, он уходил дальше по назначению. Много было отставших, они бежали за поез­дом, заскакивая на ходу.

Одна из наших вологодских медсестер, держа в одной руке ведро с водой, заскочила на подножку. Нога соскользнула, и она попала прямо под колеса. На перегоне было много раненых, отстав­ших от поезда, они бежали и кричали, что сестра попала под поезд. Машинист остановил состав.

Мы открыли двери нашего вагона, видим – ее несут к нам. Узнать ее было невозможно. Из молоденькой девушки она превра­тилась в старушку, так ее лицо изменилось. Положили на носилки. Тамара была без сознания. Лицо и тело побито, нога раздроб­лена и имела несколько переломов. Сделали укол, стали делать пе­ревязку. У меня осталось немного реванола, йода и ни одного бин­та. Пришлось использовать полотенца, взятые с собой. Через неко­торое время Тамара пришла в сознание, но было так больно смотреть на ее страдания. Грудь и лицо было все в кровоподтеках и синяках. Стала повышаться температура.

Подъезжали к Ярославлю. Здесь мы должны были сдать тяжело­больных. Вместе с ними отправили и Тамару в очень тяжелом состо­янии. Позднее узнали, что последствия были очень трагичными: началась гангрена, и ей ампутировали ногу.

Пока я и главный врач получали медикаменты в РЭПе, поезд ушел дальше, увозя раненых в тыл, а мы отстали от него. Приш­лось добираться на пассажирском. А когда подошли к нему, то все двери были уже заперты. Поезд был переполнен пассажирами. Стали стучаться в вагоны и упрашивать проводниц, чтобы пустили нас. Еле-еле уговорили их пустить нас в состав и расположиться в тамбуре.

Было восемь часов вечера. В тамбуре стало холодно. Протис­нулись в проход. Людей было так много, что стояли близко друг к другу, как в очереди. Я уже не спала несколько суток. Меня так разморило, что стоя уснула. Проснулась часов в пять утра.

Последних больных сдали в Арзамасе Горьковской области. Весь наш медицинский отряд отправился на дезинфекцию, где нас обработали и вымыли.

Добирались до Боровичей чуть ли не месяц. Стояли девять дней в Москве на станции Перово. Пешком ходили в Москву. Под Москвой я увидела первых пленных немцев. Их вели куда-то, обросших, ободранных, пилотки повязаны всякими тряпками.

В День Советской Армии станцию Перово бомбили фашистские стервятники, но для нас этот налет окончился благополучно.

В Боровичах был создан специализированный эвакогоспиталь № 1920 с отделениями: черепным, терапевтическим, хирургическим и челюстным. В этот госпиталь направили и нас в конце февраля 1942 г. Я работала старшей хирургической сестрой. Работали мы на разных отделениях. А в августе 1942 г. я была отозвана в Вологду и поступила в распоряжении РЭПа-95.

С августа 1942 г. по сентябрь 1945 г. работала хирургической сестрой в сортировочный эвакогоспитале № 1165, который находился на станции Вологда-I. Отсюда раненых и больных распределяли по санитар­ным поездам и госпиталям города. Погрузка велась со стороны линии железнодорожного полотна, с так называемой рампы. По­грузка и разгрузка производилась безостановочно и днем и ночью».

В 1943 г. получила знак «Отличник санитарной службы». Демобилизована в октябре 1945 г. в звании старший сержант медицинской службы.

Учебные подразделения

УЧЕБНЫЕ ПОДРАЗДЕЛЕНИЯ
ИСИ
ИИиФ
ИМЕиКН
ИКиТ
ИМЭиТ
ИППиФВ
ИУЭиЮ
МТ

Дополнительное образование

ДОПОЛНИТЕЛЬНОЕ ОБРАЗОВАНИЕ
Повышение квалификации и переподготовка
Центр профориентационного тестирования
Центр обучения и
тестирования иностранных граждан
Подготовительные курсы
Компетентностный центр
Лингвистический центр

Порталы

ПОРТАЛЫ
Учебно-методический
портал
Информационно-сервисный портал
Антиплагиат.ВУЗ
База ВКР/НКР ВоГУ
Портал электронных образовательных технологий

Научная библиотека

НАУЧНАЯ БИБЛИОТЕКА
Научная библиотека
Электронный каталог
Оформление списка литературы к РП
СЭОР
ЭБС "Университетская библиотека онлайн"
ЭБС "Юрайт"

Тематические ресурсы

ТЕМАТИЧЕСКИЕ РЕСУРСЫ
Инновации университета
История философских идей
Информационная система IntraScience
«Человек в техносреде»
Аграрный строй России (1930-1980 гг)
Святыни Вологодской епархии
География Вологодской области
Проект
"Тропами Прионежья"

Обращения граждан

ОБРАЩЕНИЯ ГРАЖДАН
Направить обращение
Информация об обращениях
Наверх